ГЛАВНАЯ НОВОСТИ О ПРОЕКТЕ РЕДАКЦИЯ КОНТАКТЫ 
Почтовая форма Карта сайта УКР

Архив материалов:

Июль 2019
ПнВтСрЧтПтСбВс
24252627282930
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930311234

Ссылки:

Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

Наши банеры:

Авторские материалы главного редактора сайта протоиерея Ростислава Яремы

27/3/2019

Межконфессиональные конфликты в Украине в 20–21 веках

Межконфессиональные конфликты в Украине             в 20–21 веках

Согласно данным опроса Центра имени В. Разумкова, проводившегося 23–28 марта 2018 года,  Церковь является самым авторитетным общественным институтом в Украине. Ей доверяют 57% граждан, принявших участие в опросе. При этом средствам массовой информации выразили доверие 26,1%, президенту 13,7%, правительству 9,5%, а Верховной Раде лишь 5,3%.

Предстоятель Украинской Православной Церкви, Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий (Березовский) (с 2014 г. по настоящее время), пользуется авторитетом у 32% граждан Украины.

В процентном соотношении граждане назвали себя:

  • 78% – верующими;
  • 5% – атеистами;
  • 17% – индифферентными в вопросах веры.

Пасхальную службу в 2018 году посетили 8,5 миллионов граждан Украины. В этом году впервые активность верующих на востоке Украины оказалась выше, чем в западных областях. Например, в Днепропетровской области в пасхальную ночь храмы посетило около 1 миллиона граждан, во Львовской – 800000 и более 630000 – в Одесской[1].

Конфессиональный состав населения Украины выглядит следующим образом:

  • православные – 82%;
  • греко-католики – 6,5%;
  • римо-католики – 1%;
  • протестанты – 3%;
  • нехристианские исповедания – 2%.

Православие доминирует во всех регионах Украины, в том числе на Западной Украине, где 56% населения составляют православные и около трети – греко-католики и другие конфессии.

Каноническая Украинская Православная Церковь является крупнейшей конфессией Украины, она насчитывает 12092 прихода и 258 монастырей, в которых служат 12405 священнослужителей и 4500 монашествующих, в 17 духовных школах на стационаре обучается 1415 студентов. Храмы во время богослужений переполнены верующими, средний возраст которых около 50 лет. В то же время эту цветущую Церковь шельмуют во всех средствах массовой информации. За первые месяцы текущего года было насильственно захвачено 55 храмов. А граждан Украины вводят в заблуждение, утверждая, будто уже 450 общин покинули каноническую Православную Церковь и примкнули к раскольникам.

Вышеприведенные статистические данные объясняют как пристальное внимание, которое уделяется церковному вопросу архитекторами постсоветской трансформации общества, так и драматические события в области межконфессиональных отношений, происходящие в этой стране.

Нет ничего нового под солнцем.  Правильно понять природу и суть происходящих событий мы сможем, лишь оглядываясь в прошлое. И факты   всё скажут сами за себя...

В середине 80-х годов выходцы из Украины составляли более 50% воспитанников духовных школ РПЦ[2].

В 1988 году Русская Православная Церковь имела 8500 приходов и 20 монастырей, из них 4418 храмов и 9 монастырей находились на Украине. В 1989 году на Украине РПЦ было передано 600 храмов, из которых большинство в Галичине[3]. В этом году в одной только Ивано-Франковской области было открыто 229 православных приходов. 20 августа 1989 года архиепископ Ивано-Франковский и Коломыйский Макарий (Свистун) возглавил девятидневный крестный ход от кафедрального собора до Гошевского монастыря, в котором приняло участие 40000 православных верующих. На восстановление  Гошевской обители тогда было собрано 348000 рублей[4].

В условиях формирования новой модели взаимоотношений Церкви и государства на Украине после десятилетий преследований и гонений начала выразительно просматриваться перспектива расцвета церковной жизни. В планах священноначалия РПЦ было открытие во Львове православной духовной семинарии.

Однако 4 августа 1987 года подпольные греко-католические епископы Павел (Василик) и Иосиф (Семеди), совместно с 24 униатскими священниками и монашествующими, направили папе Римскому Иоанну Павлу II(1978–2005) заявление о выходе УГКЦ из подполья. 10 июня 1988 года государственный секретарь Ватикана кардинал Агостино Казаролли, прибывший на Украину для участия в праздновании 1000-летия Крещения Руси, встретился с подпольными униатскими епископами Павлом (Василиком) и Филимоном (Курчабой)[5]. Техническую сторону деликатной миссии государственного секретаря Ватикана, не желавшего огласки этой встречи, обеспечивал настоятель киевского костела латышский священник  Ян Крапанс. Во время встречи был выработан механизм взаимодействия римской курии с униатским подпольем с целью не допустить на Галичине возрождения Православия.

Воодушевленные заверением кардинала Казаролли во всемерной, в том числе финансовой, поддержке со стороны папы Иоанна Павла II, лидеры униатов приступили к осуществлению предначертанного еще митрополитом Андреем (Шептицким) плана построения на Галичине т.н. Католической Украинской республики. 1 февраля 1990 года, во время встречи  иерархов РПЦ с первым заместителем председателя Верховного Совета СССР
А. Лукьяновым,  архиепископ  Тернопольский и Кременецкий  Лазарь (Швец) процитировал ему слова одного из подпольных епископов, встречавшихся в 1988 году с кардиналом Казаролли: «Православным нет места на Западной Украине, они должны переселиться в восточные районы. Мы здесь будем создавать Католическую Украинскую Республику»[6].

По правде говоря, Ватикану не в диковинку организовывать т.н. зачистку православного населения и создавать католические государства. В июне 1929 года католические епископы Польши направили в суды 755 исков с требованием об отчуждении православных храмов и монастырей со всем их движимым и недвижимым имуществом в пользу Католической церкви. 20 июня 1938 года между Польским государством и Ватиканом был подписан договор о передаче Католической церкви 12000 гектаров земли, а также всех храмов и монастырей,  принадлежащих Православной Церкви, с последующим выкупом всего указанного имущества у Ватикана Польским государством за 2,5 миллиона злотых – 500 000 долларов (сумму почти символическую).  Римские прелаты,  конечно, осознавали, что этим договором православные храмы Польши обрекались на уничтожение.

В 1926 году был взорван величественный кафедральный собор Александра  Невского в Варшаве. Созданный выдающимся зодчим Л.Н. Бенуа, украшенный мозаиками и фресками лучших русских художников во главе с В. Васнецовым, этот храм являлся уникальным произведением искусства; (надо признать, что большевики - безбожники целых пять лет не решались последовать примеру набожных польских католиков - Храм Христа Спасителя был взорван лишь в 1931 году.)

К 1936 году у Православной Церкви в Польше был отнят 361 храм, из которых 133 уничтожено, а 228 перестроены в костелы. Были взорваны великолепные соборы во Вроцлаве, Белостоке, Калише, Кельце, Люблине, Плоцке. Закрыты Вировский, Виленский женский, Красностоцкий, Леснинский, Радочинский, Супрасльский, Турковицкий монастыри.
Римо-католическая церковь настаивала на передаче ей Дерманского, Жировицкого, Зимненского, Корецкого, Кременецкого, Милецкого монастырей и Почаевской Лавры[7].

Вскоре Католическая церковь в США выделила 100 миллионов долларов для помощи католикам в СССР[8]. Значительная часть этой суммы была израсходована на подкуп православных священников. Униатские епископы чтили наставления Римской курии о том, что в таком «святом» деле, как обращение «схизматиков» к католической вере, нельзя ограничиваться лишь одними угрозами. В 1991 году в Галичине 232 священника РПЦ перешли в Греко-католическую церковь и были вновь «рукоположены» униатскими епископами. Кардинал Мирослав Иоанн (Любачивский) рассказывает об этом в своем интервью, опубликованном в газете «Мета»
13 февраля 1995 года. В этом интервью кардинал говорит о том, что Католическая церковь признает Апостольскую преемственность в Православной Церкви,  но с Русской Церковью дело обстоит иначе, так как там епископы являются неверующими сотрудниками КГБ, а значит, не могут осознавать смысл и сущность совершаемых ими таинств и поэтому эти таинства недействительны[9]. На самом деле униатскому иерарху необходимо было как-то объяснить недоумевающему журналисту то, как католики могут молиться в храмах, насильственным путем отнятых у таких же, как они, верующих христиан,  и зачем вообще надо этих христиан изгонять из храмов. Греко-католическому духовенству приходилось постоянно внушать населению Галичины, что Православие есть ложная вера и что Русская Церковь «безблагодатна». И униатские священники преуспели в этом. Были случаи, когда, ворвавшись в церковь, греко-католики сразу отпиливали «лишние» перекладины на «неправильных» восьмиконечных крестах, рисовали пронзенные сердца на иконах иконостаса, публично высыпали в лужу Святые Дары из Дарохранительниц. Священники и верующие, конечно, не могли спокойно терпеть такое надругательство над святыней. Повсеместно происходили драки с кровопролитием.

В конце декабря 1989 г. в Долинском районе Ивано-Франковской области двое неизвестных в ночное время ворвались к настоятелю Гошевского монастыря игумену Серафиму (Демьянову) и нанесли ему ножевые раны в области живота и сердца в знак предупреждения, чтобы он сдал униатам монастырь. 2 февраля 1990 г. униаты разгромили монашеские корпуса и выломали двери храма Гошевского монастыря. В селах около монастыря начались поджоги домов православных (около 10 строений).

12 декабря 1989 года в селе Переволока Бучачского района Тернопольской области был убит при защите храма прихожанин Василий Мокрицкий. В ноябре 1990 года в селе Залесье Золочевского района Львовской области, во время штурма храма, скончался от сердечного приступа священник Василий Бочало[10].

В 1990 в Галичине  насчитывалось 2639 приходов Русской Православной Церкви. Из них:

  • 1237 – во Львовской,
  • 619 – в Ивано-Франковской,
  • 783 – в Тернопольской области.

В 1990-1997 годах  греко-католиками было захвачено около 2000 храмов Украинской Православной Церкви. Из них:

  • 7 – в Черновицкой области,
  • 125 – в Закарпатской,
  • около 1000 – во Львовской,
  • более 500 –  в Ивано-Франковской,
  • 740 – в Тернопольской.

Захваты храмов греко-католики аргументировали необходимостью восстановления исторической справедливости. Они требовали вернуть им храмы, которые принадлежали Греко-католической церкви до войны.

Этот принцип совершенно понятен. Но только с первого взгляда.  Судить о том, насколько власти в Галичине благоговели перед исторической справедливостью, можно хотя бы по тому, что уцелевшие 126
римо-католических костелов, из которых  23 – в городе Львове, патриотические власти Галичины раздали униатам, протестантам и раскольникам, но отнюдь не их историческим собственникам
римо-католикам[11].  Для них приоритетным был другой принцип – политической целесообразности.

Отнимая храмы у православных, власти не восстанавливали, а нарушали историческую справедливость, которая была восстановлена как раз на Львовском Церковном Соборе 1946 года.                                                                                                        

В народной памяти сохранилась история, рассказанная русским солдатом, побывавшим в плену во время Первой мировой войны. Расстроенный отказом умиравшего в госпитале пленного православного батюшки принять перед смертью “истинную” католическую веру, униатский священник спросил, не страшно ли ему будет лежать в Галицкой земле среди католиков. На что русский священник ответил: «Не извольте беспокоиться, ваше преподобие,  хоронить меня будут наши русские пленные солдаты, и я их уже попросил, чтобы копали мне могилу на штык глубже – а там все наши лежат, православные».

В 1700 году Львовский епископ Иосиф (Шумлянский) под давлением оккупационных властей Речи Посполитой предал Церковь и передал 1250 православных храмов Галичины, опись которых сохранилась до наших дней, Римскому папе. 

Почти все нынешние униатские церкви стоят на месте разобранных древних православных храмов, а те, которым более 250 лет, изначально были православными[12].

Кроме того, за послевоенные десятилетия в этих храмах выросло три поколения православных прихожан, которые в них молились, спасали их от закрытия и уничтожения, ремонтировали и украшали. Все эти люди не пришлые, а прямые потомки и наследники тех униатов, которым эти храмы принадлежали до 1946 года. И их права на эти храмы бесспорны[13].

И, наконец, уж очень большой была диспропорция между реальной численностью верующих греко-католиков и количеством храмов, на которые они претендовали. Согласно данным Совета по делам религий УССР, в 1988 году в  Закарпатье  и  Галичине проживало около 100 000 практикующих греко-католиков, объединенных в 138 нелегальных общин, и еще треть населения, сами будучи православными, сочувственно относились к униатской вере[14]/[15]/[16].Для удовлетворения духовных потребностей этих людей вполне достаточно было бы четверти тех храмов, передачи которых они требовали. Именно поэтому греко-католические епископы выражали протест всякий раз, когда предлагалось решать вопрос о принадлежности храмов тайным голосованием жителей населенного пункта.
Но замысел Ватикана как раз и состоял в том,  чтобы, захватив храмы, принудить православных к смене вероисповедания.

Осенью 1995 года Президентом Украины  Л.Д. Кучмой (1994–2005 гг.) была создана правительственная комиссия для изучения религиозной ситуации, сложившейся в Львовской области.

Комиссией было установлено, что из 1299 культовых сооружений, переданных в собственность религиозным общинам во Львовской области, 80%  храмов  передано общинам греко-католиков, а православным – только 16%. В Ивано-Франковской области православным религиозным общинам не передано в собственность ни одного культового сооружения, в то время как несколько храмов были отданы в собственность протестантским общинам[17].В 2002 году в Тернопольской области это соотношение было равно 85% и 27%, а в Ивано-Франковской – 93% против 8,4%. В нескольких селах
Ивано-Франковской области православные не могли даже получить в собственность только что построенные ими же храмы[18].

Результатом проводимой местными властями политики т.н. "двойных стандартов" в отношении религиозных общин разных конфессий стало острое межконфессиональное противостояние в западных областях Украины. В начале 1990-х годов населенных пунктов, в которых велась борьба за храмы, было свыше 1,5 тысяч. Только во Львовской области в 1991 г. было около 900 т.н. горячих точек[19].

В 1994 году в 600 населенных пунктах Львовской области за акты насилия на почве межконфессионального противостояния к уголовной ответственности было привлечено 1400 человек.

Для пресечения насильственных действий и обеспечения исполнения судебных постановлений неоднократно привлекались сотрудники милиции и спецподразделений.

Приведем интересный факт из новейшей истории Львовской епархии.
16 марта 1995 года по указанию председателя Львовского областного совета М. Горыня в село Медынычи Дрогобычского района Львовской области для передачи местной церкви общине УГКЦ прибыло на 16 автобусах около 600 работников райотделов милиции и отряд специального назначения «Беркут». Взломав дверь, сотрудники спецподразделения вошли в церковь. После жесткого применения мер физического воздействия и спецсредств, в частности слезоточивого газа, члены православной общины села были вытеснены из здания церкви. Через два дня храм был передан спешно организованной из представителей местной интеллигенции общине
греко-католиков, которые после отъезда сотрудников милиции покинули здание храма – и его опять заняли православные.

Особенно резонансными стали акты насилия при исполнении распоряжений местных властей по передаче культовых сооружений и возникающего из-за этого межконфессионального противостояния во Львовской области, происходившие в городах: Самборе, Жолкве, Хирове, Новом  Раздоле, Каменке  Бужской, Добромыле, Стебнике, Николаеве, и селах: Осталовичи  и  Мерещев  Перемышлянского района, Росохи и Репяна  Старосамборского района, Жовтанцы и Кукезов Каменко-Бужского района, Гаи Дидковские и Белявцы Бродовского района, Дорожев и Чуква Самборского района, Подбуж и Ясеница Дрогобычского района, Словита и Якторов Золочевского района, Чернилява, Чолгини, Дрогомышль Яворовского района, Звертов Жолковского и Великие Мосты Сокальского районов.

Внесение в закон о свободе совести поправок, согласно которым в населенных пунктах, где на один храм претендует две религиозные общины (греко-католическая и православная), и они обязывались заключать между собой договор о его поочередном использовании,  только усугубило ситуацию.

В условиях применения политики «двойных стандартов», проводимой местными администрациями в Галичине в отношении православных религиозных общин, эти изменения в законодательстве давали явное преимущество греко-католикам. Они позволяли им на законных основаниях занимать те храмы, которые все еще удавалось удерживать православным. И те, кто вносил эти поправки в закон, отлично понимали, что делают. Как и предполагалось, греко-католическая община, войдя в православный храм прямо во время богослужения, заменяла замки на церковной двери и о поочередных богослужениях и слушать более не желала. При этом местные власти рекомендовали православным самим выяснять отношения с католическими собратьями.  А в тех случаях, когда православная религиозная община, не желая оказаться на улице, отказывалась заключать с греко-католической общиной договор о поочередном использовании своего храма, власти принимали решение о принудительном введении на данном приходе указанного способа использования, которое немедленно приводилось в исполнение силовыми методами с привлечением правоохранительных органов.  

Принудительное введение т.н. "поочередности" богослужений лишало т.н. "поочередность" всякого смысла, так как завершалось ликвидацией de jure одной из общин, и храм просто передавался единственной остающейся в данном населенном пункте зарегистрированной религиозной общине – греко-католической. При этом важно осознать, что объявленная вне закона религиозная община не исчезала: ее члены просто лишались возможности удовлетворять свои религиозные потребности на законных основаниях.  В декабре 1992 г.  во Львовской области такая ситуация была зафиксирована в 72 населенных пунктах[20].

Совершенно закономерно, что законодательная инициатива по применению части 3 статьи 17 Закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях»  не могла привести к улучшению ситуации. Из 700 решений о введении поочередного использования храмов было реализовано менее трети.

Более 2000 раз в населенных пунктах Львовщины отмечалось жесткое противостояние между греко-католиками и православными; в Львовский областной отдел по делам религий поступило более 800 обращений по имущественным вопросам; десятки православных общин были сняты с регистрации (попросту говоря, упразднены).

Нередко принималось решение о передаче храмов греко-католикам в населенных пунктах, в которых более  70%  жителей являлись православными. Например, в селе Нагачив Яворовского района 1000 семей православных, и только 200 семей греко-католиков. Храм в итоге передан греко-католикам.

В селе Голосковичи  Бродовского района 3000 семей православных и 7 семей греко-католиков. Храм передан греко-католикам.

В селе Глибовичи  Перемышлянского  района,  где  православная община насчитывает 450 человек, а греко-католическая 60 человек, местная церковь решением областной администрации была передана греко-католической общине. 3 августа 1995 года без ведома сельского совета судебный  исполнитель  предпринял  попытку  реализовать решение властей. В результате в селе были прекращены сельскохозяйственные работы, сорвана уборка урожая. Лишь благодаря своевременному вмешательству депутатов сельсовета удалось избежать кровопролития.

16 июня 1995 года в селе Россохи  Старосамборского района, в котором проживают 70%  жителей  православного  вероисповедания,  «передача» храма сопровождалась применением по отношению к местным жителям, среди  которых  были дети, мер физического воздействия и слезоточивого газа. Произошло  столкновение  между  представителями  правоохранительных органов и жителями села. По данному факту было возбуждено уголовное дело.

В селе Воютичи Старосамборского района для исполнения постановления областной администрации о передаче церкви греко-католической общине отряды сотрудников правоохранительных органов использовались девять раз, общей численностью 472 человека, в том числе отряд специального назначения «Беркут», но поочередное использование местной церкви из-за сопротивления жителей села осталось нереализованным.

Всего в 1995 году для силового освобождения храмов от граждан православного вероисповедания было задействовано более 2000 работников правоохранительных органов и отрядов особого назначения, ими затрачено 14 тысяч человеко-дней, что обеспечило бы Львову перекрытие 40 патрульно-постовых маршрутов в течение трех месяцев. Израсходовано 24 миллиарда купоно-карбованцев[21].

Тем не менее план по вытеснению православных из Галичины посредством навязывания им т.н. "поочередного пользования" храмами провалился. В 1999 г. 70% судебных решений относительно пользования храмами оставались невыполненными. Ситуация в 446 населенных пунктах была определена как «острая». Причем в 158 из них наблюдалось открытое противостояние между церковными общинами. 85% всех населенных пунктов с острой религиозной ситуацией – это города и села, где существовал конфликт между православными и греко-католиками. Среди них:

  • 23 селения на Закарпатье, в 17 из которых ситуация была определена как «очень острая»;
  • 79 – на Тернопольщине (очень острая – в 11);
  • 157 – на Ивано-Франковщине;
  • 125 – на Львовщине.

В большинстве населенных пунктов православные – преимущественно верующие УАПЦ и УПЦ-КП – удерживали храмы и не допускали туда греко-католиков. В 2002 г. Госкомрелигий сообщает об «определенной напряженности» в 97 населенных пунктах (Тернопольская область – 28, Львовская – 22, Ивано-Франковская – 19, Черновицкая – 10, Закарпатская – 13, Волынская – 1)[22].

Должно было пройти некоторое время, чтобы кардинал Мирослав Иоанн (Любачивский) заметил, что «на самом деле в западной Украине мы теперь смирились с тем, что во многих случаях исторически
греко-католические церкви сегодня стали православными»[23].

Разгром трех православных епархий  в Галичине и бурный рост структур раскольнических УАПЦ и УПЦ-КП парадоксальным образом содействовали сохранению и развитию православно-католического диалога.

Русской Православной Церкви стало гораздо комфортнее взаимодействовать с Ватиканом в условиях замены субъектов конфликта: уже не УГКЦ противостоит РПЦ и ее самоуправляемой части – УПЦ, а самопровозглашенные и неканонические УАПЦ и с  1992 г. – УПЦ-КП.

«Сразу согласимся, – пишет сотрудник Отдела внешних церковных сношений Московской Патриархии, – что такого конфликта, с избиением православных, насильственным захватом храмов и угрозами действительно нет. Все, что было тогда захвачено, так и удерживается, православных успешно маргинализировали, поэтому причин для конфликта нет. Все тихо и спокойно»[24].

Руководству УГКЦ тоже было удобнее иметь дело с тремя православными церквами, две из которых – главные субъекты конфликта УАПЦ и УПЦ-КП были не признаны полнотой Православия, да к тому же еще и остро соперничают между собой.

23 августа 2011 г. т.н. "патриарх" Святослав (Шевчук) даже нанес визит митрополиту Владимиру (Сабодану) в Киево-Печерской Лавре.

Но в действительности у Католической церкви нет и не может быть другой стратегии в отношении  Православия,  кроме стратегии  поглощения. 18 октября 2017 года греко-католиками был захвачен Благовещенский храм УПЦ МП в городе  Коломыя  Ивано-Франковской области. Община УПЦ МП с 1992 года постоянно совершала богослужения в этом памятнике архитектуры, переданном ей властями именно потому, что храм со времени его основания был православным. Эта старинная церковь была построена в 1587 году, за 113 лет до того, как в Галичине была введена церковная уния с Римом. Слов осуждения по поводу этого акта беззакония не прозвучало ни от т.н. патриарха Святослава (Шевчука), ни от Коломыйского епископа Василия (Ивасюка). Глава комиссии УГКЦ по межконфессиональному диалогу священник Игорь Шабан так объяснил происшедшее: «На протяжении нескольких месяцев верующие УПЦ и УГКЦ по очереди молились у стен церкви, пока в один из дней не обнаружили, что она открыта.
Первыми это увидели греко-католики и просто зашли в храм, «что было расценено в Московском Патриархате как захват храма»[25].

22 октября 2017 греко-католические радикалы во главе со священниками не пустили православных верующих Благовещенского храма города Коломыи в ограду их храма для совершения молебна. И вновь было применено насилие, некоторых людей избивали ногами. Особую агрессивность проявил священник УГКЦ Николай  Мединский, который лично бил и оскорблял прихожан. На вопрос, на каком основании
греко-католики захватили храм, построенный православными более чем за 100 лет до введения унии в Галичине, католический священник ответил прямо и откровенно: «Мы не станем метать бисер перед московскими свиньями. Вы – бесправная биомасса. Мы у вас не только этот храм заберем, мы заберем всё. Мы вас выпрем с нашей земли и из Киево-Печерской Лавры»[26].

Журналиста Сергея Назарчука такое развитие событий не удивило: «Заявления двух представителей высших кругов УГКЦ показывают, что униаты в реальности не собираются идти на примирение с православными. Это просто попытка отбелить свой имидж, изрядно подпорченный бесчинствами униатского духовенства в Коломые. Напомню, что там была и угроза верующим УПЦ автоматом Калашникова, и обещание перерезать им горло, и личное участие священников УГКЦ в избиении православных». Безусловно, греко-католики будут продолжать отнимать храмы у православных, причем не только у УПЦ МП. Недавно священник УГКЦ Михаил Забанджа обнародовал список из 110 храмов, которые униаты намерены отобрать в Тернопольской области[27]. Заместитель председателя Отдела внешних церковных связей УПЦ протоиерей Николай Данилевич так оценил экуменический аспект события: «Грош цена всем этим разговорам о христианском единстве, об общении между православными и греко-католиками, о единой поместной Церкви, о Киевской Церкви и т. д. Эти идеи и до того воспринимались достаточно сдержанно, а теперь все это Коломыя умножила на ноль».

В последние годы прирост количества зарегистрированных греко-католических общин составляет 10–13 в год. В то же время в шестнадцати духовных школах УГКЦ только на стационаре обучается более 2000 студентов. При этом уже полтора десятилетия в Галичине никто не слышал о появлении священнической вакансии. Молодые греко-католические священники вынуждены ехать в восточные области. За истекшие 30 лет в тех областях Украины, где раньше отсутствовали униатские общины, было открыто две епархии: в Каменце-Подольском и Киеве и пять экзархатов: Волынский, Харьковский, Донецкий, Одесский и Крымский, а также 300 новых греко-католических приходов.  Покойный кардинал Любомир (Гузар) всегда заявлял, что греко-католики должны «со своей стороны сделать все, чтобы убедить православных, что мы не являемся их врагами и не хотим расти за их счет»[28].Нынешний глава украинских греко-католиков публично утверждает то же самое: «Наше присутствие на этой территории не является прозелитизмом. Мы идем к своим.  Это право каждого верного – иметь своего пастыря»[29].Епископ Андрей (Сапеляк), бывший в свое время секретарем Синода епископов УГКЦ, был более откровенен. В одном из интервью он, размышляя о том, сколько именно православных в Украине «все еще колеблются», подсчитывал, что в случае официального провозглашения папой Киево-Галицкого патриархата для греко-католиков 30% православных склонилось бы в сторону УГКЦ[30].

Именно эти цели и преследует т.н. "патриарх" Святослав (Шевчук), анонсируя всеукраинское паломничество и униатскую литургию в древней Софии Киевской 7 апреля 2019 года.

На сегодняшний день в Галичине количество православных приходов трех конфессий составляет 2039, а греко-католических 2994. Всего УГКЦ объединяет 3323 действующие общины, из которых 274 миссионерские, находящиеся за пределами западной Украины. Еще 338 приходов принадлежат  к  независимой  Мукачевской униатской епархии в Закарпатской области.

                                                       

 Протоиерей Ростислав Ярема



[1]Великодня ніч: стало відомо, скільки українців взяло участь у Богослужіннях. https://www.5.ua/suspilstvo/velykodnia-nich-stalo-vidomo-skilky-ukraintsiv-vzialy-uchast-u-bohosluzhinniakh-143341.html

 

[2]Павлов С.  О современном состоянии Русской Православной Церкви // Социологические исследования. 1987. № 4. С. 42. 

[3]Єленський В. Релігія і «перебудова» Людина і світ, 2000 № 11-12 С.11-21.

[4]Височан М. «Завершився хресний хід», Червона Долина, 31 серпня 1989.

[5]Єленський В. Указанное сочинение.

[6]Российский государственный архив социально-политической истории, ф. 89, пер. 8, док. 41.  

[7]Borecki P. Наnba i wstyd // Przegląd Prawosławny № 7 (397) С. 5-10.

[8]Карлов Ю.Е. Миссия в Ватикан. // М.: Международные отношения. 2004. С. 146. 

[9]Спокiй над Львовом // Мета. 1995. 13 лютого.

[10]Факты насильственных действий униатов с 28 октября   1989 г. до настоящего времени // Российский государственный архив социально-политической истории, ф. 89, пер. 8, док. 41.

[11]Митроп. Мечислав Мокшицкий: «Русская культура не чужда украинскому народу». http://gaudete.ru/mokrzycki

[12]Некоторые размышления об унии: Вестник пресс-службы УПЦ // Україна православна. 2011. 1 мая.

[13]Иларион (Алфеев), епископ Подольский. Русская Православная Церковь – это не только Церковь России // Православие в Украине.  2004.

[14]Документи про наявність та діяльність уніатів, покутників, бувших монахів і монахинь (інформації, довідки, списки) за 1987 рік, ДАІФО, ф. Р388, оп. 2, спр.211, арк. 4142.

[15]Центральний державний архів громадських організацій України (ЦДАГОУ). Ф. 1, оп. 25, спр. 3143, арк. 41; спр. 3330, арк. 9-20; арк. 27.

[16]Бондаренко В. Розвиток та інституалізація конфесійної мережі в Україні як вияв релігійної свободи // Релігійна свобода № 5 Київ, 2001 С.

[17]ЦДАВОВУ. – Ф. 5253. – Оп. 2. – Спр. 273 / Доповідна записка на виконання доручення Президента України Л.Д. Кучми від 17.11.95 р. – 112 арк.

[18]Назарчук В. Блаженні миротворці // Робітнича газета. - 1998. - 26 лютого.

[19]Конфесiйна карта Львiвщини. Iнформацiйно-статистичний довiдник. Львiв, 1997. С. 13.

[20]Васьковський В. «Гарячi точки»: стан справ i шляхи врегулювання // Людина i свiт. 1997. № 10. С. 31-32.

[21]Марковская Н. С. Український Ольстер // Вибір. 1996. № 1-2.С. 109 - 111.

[22]Новиченко М. «Гарячi точки»: проблема та ïï врегулювання // Людина i свiт. 2002. № 9. С. 50.

[23]Кардинал Любачивский: «Если Иисус может прощать и любить, то и я могу это делать» // Киевские ведомости, 1995. 10 июня.

[24]Выжанов Игорь. Перспективы межцерковных отношений // НГ-религии. 2001 г. 14 февраля.

[25]Захват храма в Коломые: хронология беззакония и цинизма. https://spzh.news/ru/zashhita-very/47944-zakhvat-khrama-v-kolomye-khronologiya-bezzakoniya-i-tsinizma.

[26]Коломыйский бандитизм. Мы говорим униаты — подразумеваем рейдеры. www.youtube.com/watch?v=AzhfJojQ4fs

[27]В УГКЦ заявили про намір після УПЦ забрати також храми автокефалів і УПЦ-КП. https://religions.unian.ua/religinossociety/2203144-v-ugkts-zayavili-pro-namir-pislya-upts-zabrati-takoj-hrami-avtokefaliv-i-upts-kp.htmlhttps

[28]Єпископ Любомир (Гузар): «Подiл Церкви – це результат людського грiха» // Украïна. Європа. Свiт. 1998 р. 17-23 сiчня.

[29]Глава УГКЦ відкидає звинувачення представника УПЦ МП у перетягуванні віруючих до своєї конфесії. http://news.ugcc.ua/news/glava_ugkts _v%D1%96dkidaie_zvinuvachennya_predstavnika_upts_mp_u_peretyaguvann%D1%96_v%D1%96ruyuchih_do_svoiei_konfes%D1%96i_61860.html

[30]Владика Андрiй (Сапеляк) розповiдає про Синод УГКЦ // Агенцiя релiгiйноï iнформацiï. 1995. № 49. С. 24.

Именно эти цели и преследует т.н. "патриарх" Святослав (Шевчук), анонсируя всеукраинское паломничество и униатскую литургию в древней Софии Киевской 7 апреля 2019 года.

На сегодняшний день в Галичине количество православных приходов трех конфессий составляет 2039, а греко-католических 2994. Всего УГКЦ объединяет 3323 действующие общины, из которых 274 миссионерские, находящиеся за пределами западной Украины. Еще 338 приходов принадлежат  к  независимой  Мукачевской униатской епархии в Закарпатской области.

                                                       

 Протоиерей Ростислав Ярема

Анонсы статей

123

27/4/2019

К вопросу о каноничности хиротонии Николая (Макария) Малетича

Ключевым вопросом в дискуссии о так называемой «Православной церкви Украины» (далее ПЦУ) был и остается вопрос Апостольской преемственности «иерархов»
подробнее...>>

27/4/2019

On the question of the canonical ordination of Makariy Maletych

The key issue in the discussion of the so-called “Orthodox Church of Ukraine” (hereinafter OCU) was and remains the question of apostolic succession of the “hierarchs” of the schismatic denominations of Ukraine, recognized by the Ecumenical Patriarchate and lastly received “in their existing ranks”. It was in exactly this, the stumbling block in the reception or recognition of the OCU by the rest of the Autocephalic Orthodox Churches, even those which are closely connected by historical and national ties with the Patriarchate of Constantinople.
подробнее...>>

27/3/2019

Interconfessional Conflicts in Ukraine during the 20th to 21st Centuries

In accordance with a survey conducted from March 23rd to the 28th by the V. Razumkov center, the Church constitutes the most authoritative public institution in Ukraine. She is “trusted” by 57% of the citizens who took part in the survey. At the same time, 26.1% expressed trust in the media, 13.7% in the president, 9.5% in the government, and only 5.3% in the Verkhovna Rada[1].
подробнее...>>

27/3/2019

Межконфессиональные конфликты в Украине в 20–21 веках

Согласно данным опроса Центра имени В. Разумкова, проводившегося 23–28 марта 2018 года,Церковь является самым авторитетным общественным институтом в Украине.
подробнее...>>

27/2/2019

An Overview of Church Schisms in Ukraine

This organizational scheme [overview, chart—trans.] of the church schisms in Ukraine which I compiled was put forth to reflect on the situation with the schismatic movements in Ukraine in the style of the “tree of schisms” which is known to us.
подробнее...>>

© 2010-2019 Протоиерей Ростислав Ярема. Все права сохранены. При копировании информации ссылка на сайт Патриарх всея Руси - обязательна.